Инвесторы рассматривают наш рынок (внутренние в том числе) как очень перспективный и одновременно рискованный. Риски связаны и с слабой силой закона, и с отсутствием эффективных инструментов контроля, отсутствием гарантий финансовой системы и с отсутствием традиций партнёрства, репутации. Сильно усложняют работу инвесторов чиновничий беспредел, неуважение к частной собственности со стороны потенциальных работников.

Всё это называется - особенности бизнес-среды. Именно по этой причине нет особого интереса инвесторов к реальному сектору экономики. Инновации и изобретения интересуют в основном на вывоз. Мне даже кажется, что инновационные центры типа "Сколково" будут работать на бизнес за рубежом в большей степени. Вот только вопрос: сможем ли мы продать хотя бы мысль, если не осязаемый товар? Скорее результаты достанутся отдельным лицам для которых мы куклы в придуманной ими драме. Таким образом, чтобы Ваши (и мои тоже) мечты о конструктивном развитии осуществились необходимо создание условий для Инвесторов, Собственников и добросовестных Исполнителей.

Изменить общие тенденции мы не в силах. Да и Путину или кому ни будь другому тоже. Это процесс длительный, эволюционный. Так что же делать? Как работать? Отвечая на этот вопрос мной была предложена Система контроля, которая учитывала особенности бизнес-среды и при этом оставалась устойчивой к неблагоприятным факторам. При создании Системы были определены точка приложения усилия (вспомним Архимеда) и способ воздействия. Такой точкой оказались закупки предприятий. Дело в том, что основные потери Собственник или Инвестор несёт при операциях закупок. Возьмём свежий яркий пример. На ОАО "ГАЗ" начаты работы по монтажу линии WV по сборке Шкоды «Йети», с миллиардными затратами на реконструкцию, строительство и инфраструктуру. Параллельно с развитием планов иностранного автопроизводителя произошли изменения в составе совета директоров. Туда вошёл губернатор Нижегородской области. При организации строительных и монтажных работ были "выбраны" без понятных критериев и реального конкурса четыре основных генподрядчика. Более чем уверен, что эти события не будут способствовать эффективности затрат Инвестора (мягко говоря). В то же время проводимые работы суть не что иное, как операции закупок. Инвестор не обладает достоверной информацией о ходе операций закупок. Ему её намеренно дают искажённую. Инструмента контроля у WV над процессом по существу нет. Его контроль сводится к контролю за лимитом. Он договаривается о лимите затрат и требует его соблюдения. Но стройка это стройка. Всегда находятся дополнительные работы и лимиты приходится пересматривать. Именно эта неопределённость и отпугивает Инвесторов. Конечно есть ещё проблема с эксплуатацией, прогнозируемой нормой прибылью. Она не всегда оказывается близкой к расчётной. И здесь так же основные потери происходят на операциях закупок. Громадную часть стоимости изделий составляют расходы на содержание основных средств, аммортизацию оборудования, энергосети, территории. Контролировать расходы по материалам и комплектующим идущим на основные производственные процессы можно достаточно успешно. Но что делать с обслуживающими процессами. Ни для кого не секрет, что в калькуляции стоимости накручиваются, например внутрицеховые 200% и внутризаводские 200%. Это расходы на обслуживающие процессы. Именно они определяют нашу крайнюю неэффективность. А расходы, это суть - операции закупок. Операции закупок на обслуживающих процессах - точка приложения основных усилий. К ним относятся и единовременные затраты на строительство и модернизацию производств. Руководит производством автогиганта американец скандинавского происхождения Бо Андерсен. Он очень неплохо зарекомендовал себя именно на закупках европейского подразделения GM, почему и получил назначение в Россию. Но здесь он оказался бессилен по многим причинам. Здесь любое производство сопряжено с внешней и внутренней политикой мешающей производственным процессам, делающей их не прозрачными. В свою очередь политика вокруг предприятия и внутри связана с наличием утечек финансовых потоков. Если представить предприятие в качестве финансового сосуда со входом комплектующих и выходом готовой продукции, то на российском предприятии будет масса различных краников с утечками, больших и маленьких. Этакий самовар врытый в нашу бизнес-среду. О многих таких краниках не знает на предприятии никто. Это операции закупок. Будь то ремонт кровли производственного помещения или перекладка труб отопления, или строительство водозабора, или клининговые услуги по уборке помещений и проч.

С точкой приложение усилий определились. Но как сломать ситуацию, когда все против? Ну не увольнять же с заменой на немцев? Здесь вторая часть проблемы связанная со способом реализации. И здесь основа идеи Системы в целом. В кибернетике есть такое понятие как "дублирующие (или юстирующие) потоки информации". Они используются для повышения степени достоверности информационных потоков. Они независимы друг от друга. Нарушение достоверности в одном потоке поправляется достоверностью в другом. Помимо передачи информации дублирующие информационные потоки позволяют работать над повышением их достоверности. Но в производстве любые дублирующие процессы ведут к дополнительным расходам. Например, Службы Внутреннего Контроля (СВК) проверяя показатели дублируют уже произведённые расчёты, следовательно, расходы на них чистые затраты. В условиях нашей непрозрачности, численность СВК значительно превышает аналогичные структуры за рубежом. Отсюда следует, что нам не подходят дублирующие процессы. Но оказалось можно использовать двойные самостоятельные информационные потоки. Это когда производственный процесс делится на два подпроцесса с разными исполнителями. Каждый выполняет свою функцию по одной теме и той же теме. В теории понять возможности такой Системы сложенной из двух сопоставимых информационных потоков можно, но как организовать в реальности?

Если представить Службу предприятия как источник информации, то для принятия решения Инвестором, Собственником или их полномочным представителем ТОПом используется один поток информации движущийся по вертикали власти от низовых структурных подразделений к Субъекту Принятия Решения (СПР) через руководителей среднего звена. Её проверка СВК даёт дополнительный поток информации, так же как и косвенная информация из других источников. Но можно ли считать такие потоки дублирующими или двойными? Дублирующие и двойные потоки должны быть сопоставимы по глубине и профессионализму. СВК не может являться полноценным источником информации по нескольким причинам, основная из которых заключается в значительно меньшем качестве информационного потока. СВК не повторяет расчёты в полном объёме иначе будет два равнозначных сметных отдела, два главных инженеров и вообще всего два. Выше мы говорили, что дублирование информационных потоков в любом, даже ограниченном виде не выход и ведёт к значительным дополнительным расходам. Служба всегда более профессиональна в вопросах своей компетенции чем любая СВК. Именно этим объясняется утечка финансовых потоков несмотря на мощные СВК. А если встроить в процесс стороннего исполнителя? До сих пор такими исполнителями были Управляющие Компании или Аутсорсеры. Но первые, управляя процессом, брали ответственность на себя, что исключает двойной информационный поток, а вторые не участвуют в формировании самостоятельных информационных потоков. Следовательно, необходим Агент, который не берёт на себя ответственность за реализацию задач и проектов и в то же время формирует самостоятельный информационный поток с передачей информации непосредственно Собственнику, Инвестору или ТОПу (СПР). Тогда получается, что СПР получает два равноценных потока информации: от собственной Службы и от независимого Агента.

Теперь как сделать потоки не дублирующими, а двойными? Здесь может помочь ещё одна подсистема общей Системы - Система разграничений полномочий. Работу по задаче или проекту можно разделить на функции определения свойств предмета закупки и функции принятия решений и контроля. Определение свойств предмета закупки наиболее ответственный и сложный момент. По объективным причинам выполнить эту работу качественно на сложных закупках какими являются работы по энергоэффективности, модернизации оборудования, реализации инвестиционных программ, без посторонней помощи не может ни одно, даже крупное предприятие. Ну, например, предприятию необходима реконструкция теплосетей. Специалистов теплотехников способных произвести обследование, составить ТЭО в составе предприятий нет. Обычный путь, это привлечение стороннего Исполнителя. Но любой Исполнитель преследует цель заработать больше с максимальной нормой прибыли. Интересы Исполнителя и Заказчика противоположны относительно финансовых результатов работы. При определении свойств предмета закупок составить однозначно понимаемое, точное ТЗ из-за разницы подхода Заказчика и Исполнителя не возможно. Следовательно, разброс предложений будет большим. Кого выбрать и как оценить результат? Когда дело касается оценки свойств предмета закупки, оценить результаты работы можно только в процессе реализации. В такой ситуации логичным выглядит поручить проектирование и строительство одному Исполнителю предусматривая его ответственность до получения конечного результата. Но тогда мы соглашаемся на работы без предварительного определения стоимости. Разделяя процесс реализации, каждый Исполнитель будет пытаться перекладывать ответственность на партнёров. Поручая работу по определению свойств предметов закупок независимому высокопрофессиональному Агенту, мы решаем проблему взаимоотношений Исполнитель-Заказчик в принципе. Агент работает на долгосрочной основе. Он в курсе всех проектов и задач Заказчика. Он выступает со стороны Заказчика и основной показатель его работы – экономия средств Заказчика. Чем выше этот показатель, тем выше доходы Агента. При определении свойств предметов закупки, Агент исходит из условия «снижения стоимости владения» (термин взят из IT-технологий) зданиями, сооружениями, коммуникациями, территориями, технологическими процессами. Но беря на себя функции определения свойств предметов закупки, Агент не имеет права принимать никаких решений. Эти функции остаются за Службами. Обратимся к примеру. Поступила задача ремонта кровли производственного цеха. Агент выполняет обследование кровли, учитывает условия эксплуатации и готовит форвардный сметный расчёт. Передаёт на рассмотрение Службе. Служба проверяет и направляет документ либо на переделку, либо на утверждение. После утверждения Агент готовит ТЗ на аукцион, составляет графики финансирования и производства работ, проводит в согласованные Заказчиком сроки процедуру отбора Исполнителя. Выбор Исполнителя производит тендерная комиссия по результатам процедуры отбора. Надзор за качеством работ осуществляет Технадзор Заказчика, за количественно-временными показателями Агент. Информация о процессе закупки передаётся по разным каналам Субъекту решения. Таким образом, происходит разделение информационных потоков, при котором образуются два самостоятельных потока из разных не зависимых источников. Принятие решения на основе двух информационных потоков существенно отличается от решений, основанных на одном информационном потоке. Разница заключается в понятиях «вникать» и «сравнивать». Сравнивать проще. Нет необходимости хорошо разбираться в сути информационного потока. Возможные ошибки, заключённые в информационных потоках будут выявляться при простом сравнивании. Например, Служба и Агент будут предлагать разные технологии восстановления кровли. Найти различия в подходе решения задачи Субъекту решения будет проще сравнивая затраты, долговечность кровли, соответствие условиям эксплуатации, чем вникая в технологию, подозревая, что возможны и другие варианты при рассмотрении предложения Службы. Вынесение Службой нескольких решений для обсуждения всё равно потребует вникать в суть проблемы.

Но где уверенность, что Агент или Служба Заказчика будут заинтересованы в организации информационного потока с максимальной степенью достоверности информации? С Агентом всё понятно. Если он не «выполняет» и не «доказывает», то его присутствие будет под вопросом. А Служба предприятия? Оказывается для Службы ситуация настолько меняется с появлением Агента, что оставаться инертной, не продуктивной, безинициативной не получится. В принципе Агент, доказывая свою состоятельность совершенно самодостаточен. Ему не нужны службы Заказчика для определения свойств предметов закупки. Выполняя работу в одиночку он становится единственным поставщиком информации для СПР. Но СПР не будет смотреть на ситуацию с отсутствующей информацией от Служб результатом деятельности которых и является поставка информации внутри предприятия. Чем больше проявляет активности Агент, тем сильней контрастирует с ним бездеятельная Служба. Реакция обязательно последует. Если ранее офисный планктон прикрывал топтание на месте общими фразами и пустой информацией, то сейчас – «извольте соответствовать» уровню Агента. Появляется стимул диктующий некоторую конкуренцию Агента и Службы. Эта конкуренция двойных потоков информации позволяет перевести эффективность работы на абсолютно другой, более высокий уровень без дополнительных стимулов и затрат.

Если механизм действия Систем двойного потока информации понятен, то как это влияет на эффективность предприятий, на инвестиционный климат? Основным следствием действия системы мы получаем не только значительное повышение эффективности при сложных операциях закупок, но и полную прозрачность бизнес-среды. Непрозрачность среды или высокие риски связанные с коррупцией, низким контролем над производственными процессами на предприятиях и при осуществлении инвестиций.

© 2010-2018. АСК - Кристалл. Все права защищены.